Данко

А сейчас я хочу рассказать Вам о горящем сердце Данко.
Кажется и вопреки всему, мы все же останемся жить.
Эта история прожгла мое сердце и 10 дней я просто тупо молилась оставить эту жизнь.
Рассказать обо всем была не в состоянии. Так у этой жизни не было даже волоска, на котором повиснуть.
Наверное, бог услышал нас и мы все еще вопреки всему дышим.

29 октября в одном из соседних домов случился пожар. в 6 утра загорелась и выгорела дотла квартира. Муж успел выскочить в коридор и дверь захлопнулась. Он упал без сознания и был доставлен в реанимацию, где и находится до сих пор.
Жена погибла в этом аду.
Кота выбросили на помойку.
Но он был еще жив.
На помойке он провалялся мокрый, весь в пене, на ледяном снегу 4 часа. н был в агонии от угара, отравился и не мог дышать. Весь рот у него был забит землей и осколками битого стекла, которые потом вынимали врачи, видимо, он из последних сил пытался выбить стекла и убежать из ада.
Не смог.
Он беспрерывно и дико кричал. за 4 часа мимо прошло очень много людей, они выбрасывали мусор и спокойно шли мимо него, хотя все знали, что это животное из сгоревшей квартиры, в которой погибли люди. И НИКТО ему не помог, никто даже в подъезд его в тепло не переложил. Все как всегда. Это просто люди....
Мне позвонила пожилая женщина, живущая в этом доме и сказала о том, что случилось и о нем.
Через 5 минут кот был у меня. И начался этот кошмар, называющийся борьбой за жизнь, которой уже нет.
за те 5 минут, что Альберт нес его ко мне (он был на улице и рядом с тем домом), я обзвонила врачей, чтобы подготовить первую помощь. Сказали, дома могу сделать только декс и ему может помочь только кислород. обзвонила все клиники, чтобы найти, где есть кислородная камера, слава богу, в одной нашла.
Позвонила и вызвала такси.
О том, что они идут, услышала издалека. Он страшно кричал.
Я понимала, что животное в тяжелом состоянии, но действительность превзошла все мои ожидания. Хотя понятно, что я не из слабонервных.
Просто руки затряслись и душа захлебнулась в его крике. Это было жутко.
Он был ледяным, с температурой трупа. 34,5. Весь мокрый, как заливали пожар, залили и его.
Язык был вывален и черным от земли. И он страшно бился в судорогах и кричал.
Выносили его вдвоем, чтобы не повредить, на пальто. Выскочила раздетая в сланцах на снег и ничего не заметила. Только много позже поняла, что сильно замерзла.
Кот был помещен в кислородную камеру на грелку. Прокапали, слава богу, дома был гептрал, купила упаковку для своих накануне, отдала ему.
И началось наше мучительное ожидание. с замиранием сердца звонила в клинику узнать о нем. И слыша, что он в таком же состоянии. в коме, что так же кричит, что не держит температуру и даже на грелке она не выше 37, радовалась тому, что еще один день он жив. Ездили отвозили препараты, еще гептрал, Дюфалайт, актовегин, деньги, и ждали. Врачи были настроены пессимистически. Мы ждали и молились за его жизнь. Я боялась думать, насколько мне хотелось, чтобы он просто выжил, просто выжил. он не мог дышать без кислорода, он ослеп и ничего не видел, у него то нарастал отек мозга, ,то спадал, но он был все еще жив.
Так прошла неделя. Некоторые из врачей намекали на то, что он безнадежен...
некоторые все же боролись.
он не мог глотать. Все обожжено. Жил только на капельницах.
Врач культурно говорил мне, что кот скорее всего, так и останется слепым, я сказала, что меня это не пугает. У меня много лет живет слепышка Черри, которая прекрасно ориентируется, отлично кушает и ходит в лоток.
А я все время думала о том, ЧТО он видел в этом аду и что пережил, прежде чем потерять зрение и понимала, что это был настоящий ад на земле, ведь его хозяйка осталась там навсегда.
Не знаю, почему бог пощадил его.
На восьмой день у нас началась положительная динамика, чуть-чуть, совсем немного, но мы решили идти от смерти к жизни.
Мы начали держать голову, принимать более удобное положение, а не лежать пластом, мы начали САМИ держать температуру. Мы в сознании. Мы начали потихоньку глотать. Сначала специальный лечебный бульон, сейчас уже спецкорм разведенный Хилс. Пока через шприц, но мы начали есть и к нам начали возвращаться силы. Зрачки реагируют на свет, но кот по-прежнему не видит. Не знаю, вернется ли к нему зрение.
Он пока не может ходить. Ноги не стоят и разъезжаются.
Но случилось самое главное чудо - чудо того, что он просто остался жив. У него не было ни одного шанса на многие и многие миллионы. Не было шанса вообще. И все же это случилось.
Я не знаю, что нас ждет. Не знаю, вернется ли зрение. Что будет со здоровьем - ведь понятно, что после такого отравления, несовместимого с жизнью, последствия могут быть самыми разными, не знаю, как мы будем ходить.
Пока нам удалось отвоевать только немного жизни. Помолитесь за него - он пережил страшное. Невыносимо страшное. И решил остаться жить.
Это первое фото в тот момент, когда он попал ко мне.

Это через несколько дней в клинике. В коме.



А это на девятый день.


Это чеки.
Есть еще один, на 3 тысячи, внесенные за стационар, поставлю позже.






Стационар стоит 540 рублей в сутки.

Данко